Рустам Минниханов: «Если тебе глава государства не доверяет, он что, должен объяснять?!». И Ильсияр-апа из Буинска.

«У меня стресс один — сколько бумаг мне положит Сафаров. Больше ничего…» — грустно шутил накануне президент РТ Рустам Минниханов на своей пресс-конференции, посвященной итогам уходящего 2021 года. Глава республики выступил с пространным экономическим докладом, над которым в выходные корпел кабмин. Но главное, он дал понять, что, если бы не «одна тема, связанная с историей», никаких возражений против закона о региональной власти у Татарстана не возникло бы, включая согласование с федеральным центром региональных министров. Ну а протестное голосование Госсовета было вызвано лишь тем, что авторы законопроекта не приехали в Казань, чтобы лично представить его депутатам. Подробнее — в стенограмме беседы (с незначительными сокращениями) от «БИЗНЕС Online».

Рустам Минниханов  провел пресс-конференцию, посвященную итогам уходящего 2021 года

Основные итоги

Рустам Минниханов: Я еще раз хочу поприветствовать вас. У нас такие встречи проходят ежегодно. Если вы не возражаете, начнем с того, к чему мы пришли, какие получились показатели.

Самое главное — экономика растет. Мы ждем роста валового регионального продукта не менее 103,8 процента, в абсолютных цифрах это свыше 3,2 триллиона рублей. Это цифры хорошие. Если взять объем промышленного производства, то там ожидаем 108,3 процента, это 3 триллиона 765 миллиардов. То есть мы всегда говорили о цифре в 3 триллиона. Наша мечта уже прошла, и мы сейчас говорим о цифре 5 триллионов. Что такое 5 триллионов? Это не менее 500 миллиардов собственных доходов [бюджета]. Наше качество жизни будет зависеть от того, сколько у нас будет заработано собственных денег.

Что касается инвестиций в основной капитал. Мы все время держались где-то на уровне 600 [миллиардов] с чем-то. Вот в этом году ожидаем 665 миллиардов рублей инвестиций в основной капитал. Розничный товарооборот, строительные показатели [растут], единственное — низко упали по селу, 82 процента к прошлому году и 85 процентов к 2019-му. Это растениеводство, мы серьезно пострадали, я потом скажу подробнее.

Задача — темп сохранить. Темп рост мы закладываем в 103,6 процента. Это основная задача, которая перед нами стоит. Основа нашей экономики — конечно, нефтегазохимический комплекс. В этом году доля его — 63 процента, 2,4 триллиона рублей. Это достаточно большая цифра. Что касается нефтедобычи, мы в этом году выйдем на цифру 34,5 [миллиона тонн]. Цифры у нас были бы больше, если бы не было ограничений по ОПЕК+. Что касается нефтепереработки, то у нас на самом деле серьезно развивается ТАНЕКО. Я недавно там был, мы запустили три новые установки летом, а в этом году всего 7 установок. Нефтепереработка почти под 20 миллионов [тонн сырья]. Мы должны на 22–23 миллиона уже сейчас выйти с глубиной переработки 99,5 процента.

«Серьезно идет работа в части нефтехимии. Химической продукции отгружено на 460 миллиардов рублей, это 108 процентов»Фото: «БИЗНЕС Online»

Нефтянка, энергетика, машиностроение и АПК

Самое главное — наша продукция отвечает самым последним требованиям. Серьезно идет работа в части нефтехимии. Химической продукции отгружено на 460 миллиардов рублей, это 108 процентов. Этот год был достаточно благоприятным для наших нефтехимических предприятий: «Нижнекамскнефтехим», «Казаньоргсинтез». Мы очень ждем реализации проекта «Этилен-600» — это [будет] столько же этилена, сколько сегодня производим в Нижнекамске, а значит, производные — полиэтилен, полипропилен — станут возможностью дальше расширяться. Идет хорошая динамика по «Казаньоргсинтезу». Понятно, что сегодня ТАИФ и СИБУР объединились, эти предприятия входят теперь в структуру СИБУРа по нашей договоренности (еще есть ТГК-16). Все инвестпланы, программы, которые были определены нами для группы компаний «ТАИФ» в части этих предприятий, будут реализованы. Еще такая серьезная для нашей страны новость по ПАН-прекурсору (сырье для углеродного волокна) — запущено его производство на предприятии «Алабуга-Волокно» в особой зоне. Это проект очень нужный для нашей страны. Хорошую динамику показывает «Нэфис Косметикс». [Радует] и производство шинной продукции — спрос на резину тоже достаточно большой.

По энергетическому комплексу мы ожидаем цифру до 26,5 миллиарда киловатт-часов. Но с учетом того, что наша энергетическая система не всегда может конкурировать на рынке (пока мы потребляем 31,1 миллиарда кВт*ч), цифра могла бы быть больше. Сейчас идет модернизация наших мощностей. А таковые у нас есть. Но все равно не можем конкурировать с той электроэнергией, которая есть на рынке. Сейчас четыре крупных проекта уже до этого года реализовано на 1,2 гигаватта: это большие станции на казанской ТЭЦ-2, нижнекамской ТЭЦ, ТЭЦ-3, казанской ТЭЦ-1, большой проект по Заинской ГРЭС, ПГУ на «Нижнекамскнефтехиме» на 495 мегаватт, на «Казаньоргсинтезе» на 285 мегаватт, где еще планируется 155 мегаватт. То есть энергетические мощности в ближайшие годы позволят нам быть избыточными, мы сможем конкурировать на рынке. У нас мощности [составляют] 8 гигаватт, их хватает, но, чтобы быть на рынке, мы должны иметь конкурентную цену. Старые станции, конечно, в этой части неспособны решать данные задачи. Как вы знаете, наша Сетевая компания ведет тоже большую работу по модернизации подстанций: тут реконструкция и в Бугульме, и в Прикамье — это большая инвестпрограмма сетевого хозяйства.

Несколько слов по газомоторному топливу. Сегодня в Татарстане свыше 11 тысяч транспортных средств, которые используют газ в качестве топлива. Мы 10 газонаполнительных станций открыли, и уже действует 38 станций. Эта работа будет продолжаться.

Мы горды своим машиностроительным комплексом. Индекс там — 115 процентов, машиностроение на подъеме. Хотел бы особо отметить КАМАЗ, где реализовали ряд серьезных проектов, в числе которых прессово-рамный завод, линия лонжеронов. Почти 44,5 тысячи автомобилей мы ждем от КАМАЗа. [Зарекомендовал себя] новый проект Aurus, который в особой зоне. Хорошие результаты показывает компания Haier, которая выпускает бытовую технику. Заложен новый умный завод на территории Набережных Челнов. Хорошие результаты показывает «Радиоприбор», вертолетный завод, завод точного машиностроения, «Элекон», авиационный завод, альметьевский и, конечно же, судостроительный завод с нашим проектом «Чайка». Сегодня он, кроме военных и гражданских судов, вошел в число проектов судов на сжиженном газе.

По лесоперерабатывающей промышленности есть у нас два предприятия серьезных: Kastamonu, который не только работает на внутренний рынок, но еще и 35 процентов продукции экспортирует, и 2-й картонно-бумажный комбинат в Челнах. Общий объем инвестиций — 1,2 миллиарда рублей. Я считаю, чтобы быть на рынке, очень серьезно на это надо обратить внимание.

Ну вот по АПК я уже говорил, что мы упали, но в части производства молока первую позицию держим, в части картофеля — на второй позиции, по производству мяса — 7-е место в нашей стране, по производству яиц — на 8-й позиции. 2,4 миллиона тонн зерна, 1,2 миллиона тонн сахарной свеклы, 274 тысячи масличных культур — это половина из того, что мы планировали. И, конечно, были сделаны серьезные инвестиции и в удобрения, и в средства защиты, но результат — какой есть. Хотя в 2010 году погода примерно была такая, мы все-таки за счет новых технологий, системной работы смогли добиться урожайности примерно в 3,5 раза выше. По животноводству рост идет. Мы, как я сказал, почти 1 миллион 948 тысяч тонн молока производим, это 6,7 тысячи килограммов на корову. В убойном весе произведено почти 540 тысяч тонн мяса скота и птицы. Очень большая работа идет по поддержке малых ферм — у нас 470 тысяч с лишним подворий, 4 тысячи крестьянско-фермерских хозяйств, кооперативов.

Только по М12, которой 160 километров будет проходить по территории республики, освоение [составило] порядка 30 миллиардов федеральных средств.

«Только по М12, 160 километров которой будет проходить по территории республики, освоение [составило] порядка 30 миллиардов федеральных средств»Фото: «БИЗНЕС Online»

Транспорт

Продолжается поддержка за счет федерального и республиканского бюджетов [дорожного строительства]. Мы же все ездим по дорогам. Объем финансирования дорожных работ был очень значительным. Только по М12, 160 километров которой будет проходить по территории республики, освоение [составило] порядка 30 миллиардов федеральных средств. Здесь [заложено] еще и строительство моста через Волгу, о чем мы давно мечтали. Серьезная работа идет по федеральной трассе М7, где тоже бюджет России 12 миллиардов направил. Если взять по республиканским, муниципальным дорогам, то профинансировано 55 миллиардов, из которых 40 миллиардов — бюджет республики, 15 миллиардов — федеральная поддержка. Мы серьезную помощь получили по программе «Безопасные и качественные дороги». И я надеюсь, что эта работа будет продолжена дальше. Очень мы ждем обход Нижнекамска и Набережных Челнов. Там один этап работы начат — это 80 километров. Обход очень хорошо вписывается в проект по М12 с перспективой продолжения до Екатеринбурга. То есть эта задача важная не только для Татарстана, она общефедеральная. Надо сказать, что большая работа была проведена за счет дорожного фонда наших муниципалитетов.

У нас большие планы на 2022 год: по М12 это федеральное участие 57 миллиардов [рублей]. Также, как я сказал, идет работа по обходу Нижнекамска и Челнов. Ну и мы всегда мечтали о трассе Шали – Бавлы (той, что Алексеевск – Альметьевск). Данная часть получила федеральную поддержку, и уже на следующий год будет выделено 5 миллиардов рублей федеральных, 3,3 миллиарда республиканских. Эта дорога всегда была очень востребована, желанна.

По пассажиропотоку [аэропорта] цифры — это 4,576 миллиона человек, очень серьезные цифры. В прошлом году было 2,648 миллиона. Идет работа по мастер-плану по дальнейшему развитию аэропортного комплекса, третий терминал сейчас будем планировать. Очень серьезно рассматриваем вопросы грузоперевозок. И, конечно же, очень опираемся на компанию «Волга-Днепр» — это самый крупный авиационный перевозчик, мы с ними начали серьезно работать. Также идет работа по выделению федеральных средств на Бегишево, в том числе и терминал, который строит КАМАЗ, это тоже очень важно.

По железнодорожному транспорту тоже у нас есть программа с РЖД. [Нужны] транспортно-пересадочные узлы, [необходимо] увеличивать объемы перевозки грузов. Сейчас идет большая подготовительная работа, чтобы на Свияжском мультимодальном узле создать крупный контейнерный хаб. Это даст серьезный толчок грузоперевозкам.

«В этом году благоустроено 70 общественных пространств, 1 074 дворовых территории. В общей сумме это будет [вложений] почти на 11 миллиардов»

Строительство, демография, социалка

Мы всегда говорили, что у нас действует 44 республиканские программы, реализовано почти 96,5 миллиарда рублей. 44 республиканские программы — это 4 641 объект, из которых объекты капремонта — 3 402 объекта на 21 миллиард рублей [вложений]. Участвуем в 12 федеральных проектах: всего 103 объекта на 15 миллиардов. А еще есть государственная программа — это 91 объект и около 4 миллиардов. Из республиканского бюджета — почти 18,8 миллиарда рублей. Только программа ГЖФ — это около 16,8 миллиарда рублей. В этом году введем 2 миллионов 700 тысяч квадратных метров жилья, а значит, все плановые назначения выполним в области жилищно-коммунального хозяйства.

В этом году благоустроено 70 общественных пространств, 1 074 дворовых территории. В общей сумме это будет [вложений] почти на 11 миллиардов. Построено 175 объектов, связанных с ЖКХ. Отремонтировано 1 776 объектов, в том числе многоквартирные дома. Каждый год мы практически 960 домов многоквартирных ремонтируем.

В области образования мы построили 41 объект: 17 садиков, 7 школ. Отремонтировали 528 объектов. Продолжается работа в области здравоохранения, там построено 74 объекта, 51 хаб, 6 амбулаторных и отремонтировано 100 объектов — всего на 8,5 миллиарда.

По спорту. 30 новых объектов, отремонтирован 31 — всего на 3 миллиарда. На объекты культуры [вложено] 4,8 миллиарда рублей. В сельском хозяйстве, кроме социальной сферы, еще софинансируем коровники, машинно-тракторные парки — на это тоже почти 500 миллионов каждый год выделяем. По социальным программам модернизируем системы теплоснабжения, поддерживаем правоохранительную систему в районах — это тоже более 7 миллиардов. Все, что мы наметили, все плановые объекты, — отремонтировано, построено, сдано, а значит, никаких у нас проблем нет.

Уровень средней зарплаты тоже поднимается. Мы оцениваем ее уровень не менее 44,2 тысячи рублей.

Вы все прекрасно знаете, осуществляются очень большие меры по поддержке семьи: по детям 3–7 лет, по выдаче комплектов для новорожденных… Демография [оставляет желать лучшего]. Даже на сессии принято решение о государственной награде «Родительская доблесть». Вопрос демографии для нашей страны в целом очень важен. Мы видим, что… Хотя перепись показывает, что мы перешагнули (еще будут озвучены более точные цифры) за 4 миллиона. Мы всегда говорим, что Татарстан — это 3,8 миллиона человек. А сейчас уже более 4 миллионов! Мы росли, но два года последних, к сожалению, [имеем негативную тенденцию].

Уровень безработицы стабилизировался. Напряженность на рынке труда уменьшилась. У нас было совещание с финорганами, где присутствовал министр финансов России. Было озвучено, что 333 миллиарда составляют собственные доходы с учетом федеральных, расходы — 415 миллиардов рублей. Считаю, что плановое задание было перевыполнено. Конечно, очень важна реализация нацпроектов. Мы в 2021 году 12 национальных и 46 региональных проектов [осуществили]. Сумма их финансирования составила 34,1 миллиарда, из которых федеральная часть — 25,4 миллиарда, наша — 3,4 миллиарда. Мы все эти задачи выполнили.

«Рождаемость у нас — 12,4 на тысячу населения. Упал показатель в прошлом году (10,6 на тысячу жителей)»Фото: © Илья Питалев, РИА «Новости»

Серьезная работа продолжается по поддержке малого и среднего бизнеса. Там люди из-за пандемии оказались не в самой лучшей ситуации. Тем не менее работа по поддержке ведется, и она продолжится. Особо наблюдаем за индустриальными парками, промплощадками. Сегодня на ТОСЭРах задействовано примерно 1,5 тысячи резидентов, 40 тысяч работающих, оборот — 320 миллиардов рублей. Хотелось отметить, конечно же, КИП «Мастер» — там получилось 170 миллиардов, «Химград» — 58 миллиардов. ОЭЗ «Алабуга» — выручка, если не ошибаюсь, около 120 миллиардов. Серьезно развивается Иннополис. Есть у нас и дальнейшие планы. Большую программу мы проводим по цифровизации.

Рождаемость у нас — 12,4 на тысячу населения. Упал показатель в прошлом году (10,6 на тысячу жителей). Обращаюсь к дорогим женщинам: пересмотрите ваши планы, поддержите республику, не только сами, у вас и подруги есть. Круг общения у вас большой, к вам прислушиваются. К сожалению, смертность у нас была 11,3 [на тысячу человек], а в этом году — 15,6. Больше всего на смертность влияют заболевания, связанные с кровообращением, второе — коронавирус, третье — новообразования. На соответствующие вопросы нам, конечно, надо очень серьезно обратить внимание. По нацпроектам большая работа ведется в части выполнения наших республиканских задач, но всего этого пока недостаточно.

Вопросами по физкультуре и спорту активно занимаемся, строим объекты, площадки. Что касается молодежной политики, то идет большая работа по подростковым клубам, с молодежью, у нас появится объект — лагерь в Крыму, он уже практически построен.

По культуре работа продолжается. У нас большие планы по татарскому театру [имени Камала]. Сейчас проведем все процедуры, с местом уже определились — оно очень хорошее. Татарский театр будет передан молодежному театру.

По туризму, конечно, год оказался тяжелым, но мы ожидаем примерно 3 миллиона туристов, не меньше.

«27 декабря выявлены 42 360 больных коронавирусной инфекцией. Сейчас ситуация стабилизируется, число снижается»

Пандемия, планы на 2022 год и мысли о журналистике

Таковы основные цифры. Конечно, не могу не сказать, что каждое мое совещание утром начинается с ковида. 27 декабря выявлены 42 360 больных коронавирусной инфекцией. Сейчас ситуация стабилизируется, число снижается. Да, на общероссийском фоне выглядим не совсем плохо, но мы потеряли 1 416 человек. Каждый день теряем по 5–6, доходило и до 10–12. Уходят, как правило, те, кто воздержался и не услышал наш голос о том, что надо вакцинироваться, более бережно относиться к своему здоровью. Вакцины и все прочее есть. Наш план [привить] 2 миллиона 437 тысяч, это 80 процентов населения старше 18 лет. Сегодня первым компонентом привиты 2 миллиона 282 тысячи 509 человек. Ситуация с ковидом несколько стабилизируется, но количество желающих вакцинироваться уменьшается. Очень жаль, что никак не можем до взрослого населения донести все это. Но в любом случае все должно быть добровольным. Так как идет снижение, переформатировали наши койки, но при необходимости вопросы с лекарствами и койками мы решим.

Что касается внешнего торгового оборота, то это 12 миллиардов долларов экспорта и 5 миллиардов долларов импорта. В этом году прошла и перепись населения, состоялись выборы. Очень большое внимание было уделено созданию казанского Собора иконы Божией Матери, приезжал сам патриарх. Это очень большое событие в православном мире. В следующем году отмечаем 1100-летие принятия ислама. Президент Путин издал специальный документ, определил председателем оргкомитета Марата Хуснуллина. В данном направлении идет большая работа. Это праздник не уровня Татарстана, общефедеральный, для всех, кто проповедует ислам в нашей стране.

Думаю, многие вещи вы знаете и без меня, но, раз уж я с вами встречаюсь, обязан вам представить некий отчет. Год был очень непростым. Было много трагических событий, например в 175-й гимназии… Людей теряем практически каждый день, а у них есть родные, близкие. Все должны жить — и взрослые, и молодые. Здоровье надо беречь.

Пока я эмоционально не ушел в сторону, хотел бы поблагодарить вас за нашу совместную работу. Очень много информации. Ее надо доводить до людей. Здесь, считаю, все информационные службы работали очень хорошо, и не только «Татмедиа». Критиковали тоже. Были претензии, и не совсем справедливые, но без критики нельзя. Поэтому вам большое спасибо. Хотелось бы пожелать вам здоровья, творческого подъема. Вам же каждый день надо что-то найти и рассказать. Я вот прихожу на работу — мне приносят документы, я их подписываю. А вам ведь надо о чем-то каждый день писать — это намного сложнее. И мы видим, какая у вас сложная работа. Еще ведь надо правильно написать!

Асгат Сафаров: Вы думаете так, а они думают: «Правильно»!

Минниханов: Нет, нашу работу стоило бы… Есть сложности, нас критикуют. Все правильно. Но надо быть стрессоустойчивым. Вот ты идешь на работу — даже не думаешь, какой стресс. У меня стресс один — сколько бумаг мне положит Сафаров. Больше ничего. Нет, я серьезно говорю. Правда, это немного в шуточной форме. А если без шуток, то ваша работа — особая, оперативная. Чуть опоздал — уже нет интереса.

Лилия Галимова: Спасибо, Рустам Нургалиевич! Есть еще вопросы…

Минниханов: Я всегда на память надеялся, а теперь смотрю [в айпад].

Галимова: Хочу обратить внимание коллег, что это самые свежие цифры. Буквально вчера до вечера в правительстве премьер-министр проводил совещание…

Минниханов: На самом деле цифры могут немного измениться, но меньше не станут. Мы старались до вас донести [максимально точные цифры]. В воскресенье я правительство попросил [подготовить], говорю им: «Что я должен им сказать?» В итоге зачитал с айпада.

Галимова:Чтобы приблизить наш вкусный обед, предлагаю в оперативном порядке перейти к режиму «вопрос – ответ».

Минниханов: А те, кто на экране, без обеда остаются?Вы большая команда людей, которые формируют наше информационное поле и дают нам сигналы. Всем вам спасибо! Здесь у нас будет возможность перекусить. В следующий раз мы вас пригласим.

Галимова: Обязательно.

Минниханов: Мы пригласили прессу в центр — самое интересное место Казанского кремля — Присутственные места. Здесь мы сделали все, чтобы наши гости и жители Казани, туристы могли и поесть, и посидеть. Здесь у нас сколько ресторанов?

Галимова: «Алан аш», «Тимерхан»,«Чирэм», «Тюбетей».

Минниханов: Пять? Есть и кафетерий, и для детей сделаем. Второй этаж будет для проведения разных мероприятий.

Галимова:  Спасибо, Рустам Нургалиевич, что сказали. В этом зале есть все для того, чтобы делать прямые включения, общаться с прессой, есть лектории. Коллеги прошли большую экскурсию до вашего приезда, им все показали.

Минниханов: Понравилось вам? Поаплодируйте нам тогда.

вучат аплодисменты.)

Минниханов: Старались!

«Мы 110 тонн кислорода каждый день [поставляли в больницы]. Если бы у нас не было наших предприятий, которые производят кислород, то не знаю, что бы делали»

Непопулярные ограничения

Галимова: Спасибо! Перейдем к вопросам и ответам. Хочу предоставить слово «Российской газете». У Ольги Кондревой есть актуальный вопрос, связанный с медициной.

Ольга Кондрева: Второй год подряд коронавирус продолжает использовать на прочность систему здравоохранения. Какие «узкие» места в работе системы здравоохранения вы видите и что в связи с этим необходимо предпринять?

Минниханов: Вы все помните, как к нам все это пришло. Многие из вас лечились черт знает чем. Самое сложное — когда не знаешь, как поступить. Все говорят сейчас об «Омикроне». Что он собой представляет? Когда мы знаем, что это такое и как бороться, вопросов нет.

Пик оказался намного сложнее, чем в прошлом году, когда у нас все это пошло. Мы 110 тонн кислорода каждый день [поставляли в больницы]. Если бы у нас не было наших предприятий, которые производят кислород, то не знаю, что бы делали. А без кислорода [лечить никак]. Соседи к нам обращались. В некоторых случаях мы вообще не могли помочь, потому что у нас был [дефицит]. Система здравоохранения сегодня развертывает определенное количество коек, тем более у нас построили оснащенную инфекционную больницу. Другие лечебные учреждения усилились. Сегодня я не вижу никаких проблем. Мы готовы к вызовам. Но эта загадочная новая версия вируса нас, конечно, беспокоит. Как мы будем выявлять его? Какой протокол лечения? Некоторые эксперты говорят, что новая версия легче, другие — наоборот. Когда есть неизвестность — это самое сложное. Когда нам станет все известно, то мы выстроим хронологию, как будем поступать в том или ином случае.

Должен сказать, что то, что выполняет наша система здравоохранения и Роспотребнадзор, правоохранительная система, — это огромный труд. Дело не только в лечении. Надо минимизировать [потенциальные угрозы]. Все ругают QR-коды, что никуда не зайти. Человек с кодом, который защитился, тоже может заболеть, но ему будет легче. То, что ты вакцинировался, не значит, что ты можешь ходить как угодно. Имею в виду, что требования для всех одинаковы. Если ты переболел — это еще ничего не значит. Мы должны уважать друг друга. Непопулярный шаг, правильно ругают. Если же кто-то предложит другое решение, я готов его принять. Но кто-то должен его в республике принять. Воспринимайте как есть. Все, что делается, очень непопулярно, неудобно, но другого решения [пока нет]. Я и говорю: да, человек может не вакцинироваться, но он ограничен, он должен себя обезопасить. Сейчас такие люди говорят: «Конституцию не читают!» Как только у него что-то случается, он бежит в больницу, говорит: «Лечите меня!» Мы будем лечить, обязаны, вакцинировался человек или нет. А в Сингапуре так: не вакцинировался — лечись за свой счет. Не считаю, что мы так должны поступать. У нас есть другие пути: просто ограничиваем в правах категорию, имеющую иную позицию. Такие не могут попасть в те зоны, где люди себя оберегают.

Кому-то вот охота ночью, чтобы ночные заведения работали. Я понимаю, что наше это решение [болезненно воспринимается]. На Новый год мы сделали послабления. А дальше посмотрим, как будут развиваться события. Вот заболеваемость упала где-то до 100 человек, а дальше не снижается. Сейчас еще и большая опасность по гриппу. Холода пошли — грипп снизился. Все эти вещи очень взаимоувязаны, надо внимательно следить. Утро у нас с Асгатом Ахметовичем начинается с доклада Роспотребнадзора, министра здравоохранения и начальника штаба. Вот три первых доклада. Каждое утро вот с этого начинаем. По-другому не получается. И то видите, что у нас есть. Мы не самые худшие, мы, в принципе, среди лучших, но минимизировать [распространение заболеваемости] не можем. Вот рассказывают, как на 13 миллионов населения выявили 140 больных — и все, на карантин закрыли! Но мы так не можем. Есть производства, есть люди. Мы считаем, что должны с соблюдением всех этих жестких требований [жить дальше]. Чтобы и экономика, и учреждения культуры работали. Во всяком случае у нас желание такое пока.

«Вот рассказывают, как на 13 миллионов населения выявили 140 больных — и все, на карантин закрыли! Но мы так не можем. Есть производства, есть люди»

Танки, люди труда, кадры

Елена, «Бизнес FM»: Рустам Нургалиевич, скажите, пожалуйста, в условиях коронавируса каким флагманским предприятиям, наоборот, удалось нарастить, скажем так, свое производство? Кто показал очень хорошие результаты?

Минниханов: Это прежде всего «Аромат», который дезинфицирующие средства производит. В 20 раз, наверное, нарастил производство! В этом году, тьфу-тьфу, и нефтехимия пошла в рост, и КАМАЗ, и все остальные. У нас нет компаний, которые производят вакцину. Вот «Татхимфармпрепараты» не делают у нас. А те, кто делает вакцину, конечно, выросли. Доставка еды, какие-то электронные формы торговли сильно выросли. Наверное, много таких предприятий, которые связаны с обеспечением средствами защиты. Они оказались очень востребованы. Кому война, кому мать родна.

Галимова: У нас есть вопрос от телеканалов. Они подошли более творчески к этой пресс-конференции и сюжеты короткие сделали. Сюжет-вопрос, пожалуйста, от ГТРК «Татарстан».

(Показывают небольшой сюжет – опрос жителей РТ о рабочих профессиях.)

ГалимоваПожалуйста, Вадим, ваш вопрос.

Вадим, ГТРК «Татарстан»: Рустам Нургалиевич, у меня вопрос в продолжение видео. Все-таки, на ваш взгляд, как сейчас привлечь внимание молодежи именно к трудовым профессиям, к людям труда?

Минниханов: Знаете, на самом деле мы совсем недавно провели совбез, и я дал поручение подготовить программу по подготовке специалистов, которые сегодня нужны нашей экономике, другим отраслям.

Вообще, движение должно идти с двух сторон. Если руководитель предприятия говорит, что у него некому работать, надо посмотреть на это предприятие — какие условия труда там, зарплата, какие у него перспективы. С одной стороны, предприятие должно создавать рабочие места. Мы вот до этого были в «Идель-Пресс». Я немножко покритиковал ребят наших. Они такие довольные, хотели там показать, какие они молодцы. Совершенно не так. Если мы так будем двигаться, то у нас нет никакой перспективы. То есть, с одной стороны, предприятие должно понимать само, а с другой — мы должны готовить людей. Нужны не просто люди с корочками, а умеющие работать.

Вот есть дуальное образование. У нас развернуто 43 ресурсных центра. Что такое WorldSkills? Для чего? Это не мода, а некий мировой стандарт, специалист какого уровня должен быть. Мы, с одной стороны, должны повысить качество подготовки и сфокусироваться на необходимых специальностях. Повар должен быть поваром. Сейчас наша задача вместе с товаропроизводителем понять, какие специалисты нужны и как их подготовить.

С другой стороны, этот человек должен не в Москву ехать, а остаться здесь, потому что тут среда обитания должна создаваться: возможность получить жилье, хорошую зарплату. Потому мы этот баланс должны соблюсти. Мы республика с большой экономикой, мы где-то в пятерке. У нас планы дойти до 5 триллионов. За счет чего? За счет новых производств, расширения промышленных парков, еще каких-то более эффективных маржинальных продуктов. А там кто будет работать? Вот «Алабуга политех» хочет создать крупнейший в России образовательный центр. Почему он это делает? Это не дань моде. В «Алабуге» у нас все предприятия занимаются или импортозамещением, или конкурентоспособны [на мировом рынке]. И там нужны соответствующие специалисты. Мы должны пересмотреть [свои приоритеты]. И руководители предприятий вместе с нами должны понимать… Культура производства должна быть, экономика должна быть. Для них не в порядке критики, а в порядке [совета]. Что мы сейчас пытаемся сделать? Вот в Альметьевске создали высшую школу нефти, чтобы нефтяников готовить. Но нефтяник не может в Москве учиться, он должен где-то у нефтяной скважины быть. Мы должны сделать так — пригласить лучших специалистов (Наиль Ульфатович многое в этом направлении делает), создать лабораторию… Она нужна не только для этой школы, но и для самой компании. То есть в компании должны понимать, что вот эти люди — штучный товар. Задача в Челнах — создание высшей технической школы. Сергей Анатольевич [Когогин] это понимает, тоже в данном направлении [двигается]. В Нижнекамске мы должны сделать высшую химическую школу. Это СИБУР и «Татнефть» тоже понимают.

«Что такое WorldSkills? Для чего? Это не мода, а некий мировой стандарт, специалист какого уровня должен быть»

Привозить людей очень дорого. Если 80–90 процентов молодежи уезжают — это плохо. С одной стороны, должна быть точка, где он может хорошее образование получить, с другой — город должен соответствовать требованиям молодого человека, чтобы там пространства были, развлечения. Ну и среда обитания, зарплата — все должно быть. Мы должны немного перестроиться. Будем в этом направлении двигаться. Вот на вертолетном заводе сборочный цех [стоит], а рядом — учебный образовательный центр. Он не только новых специалистов учит. Очень важно сейчас постоянно повышать квалификацию. Такой опыт мы видели в Башкортостане на заводе по производству двигателей. Они сделали очень хорошо.

Галимова: Спасибо, Рустам Нургалиевич. У нас есть одно включение. На этой неделе вы взяли с «Елки желаний» один шарик, где мальчик Камиль очень мечтал попробовать себя в роли танкиста и прямо в настоящем танке прокатиться. Вот Камиль только что прокатился на этом танке. Камиль, ты нас слышишь?

Камиль: Да, слышу.

Минниханов: Привет! Как там, танкист?

Камиль: Хорошо, здрасьте.

Минниханов: А ты очки надевал? Очки тебе одели?

Камиль: Нет.

Минниханов: Без очков?

Камиль: Мне надели вот эту шапку-ушанку.

Минниханов: А не холодно было?

Камиль: Ну немножечко.

Минниханов: Ну ты молодец. Я бы не смог, я всегда очки надеваю, когда на танке. Стреляли, нет? Или так просто, пока не стреляли?

Камиль: Катались, потом будем стрелять.

Минниханов: Это в следующий раз уже. Ты доволен? Замечаний нет в мой адрес?

Камиль: Да, доволен.

Минниханов: Ладно. Успехов тебе, я очень рад и благодарен руководству нашего танкового училища, что мы смогли удовлетворить новогоднее желание нашего друга Камиля.

Камиль: Рахмет.

«А то, что жилье надо покупать, — дешевле 100 процентов не будет. Тем более ставка льготная сейчас осталась только для тех категорий, которые уже определены»

Сельская молодежь, буинские носки, дорогое жилье

Галимова: Спасибо, Камиль. Мы дальше возвращаемся к своей теме, собственно, с которой начали. У нас есть «Татар-информ». У татарской редакции вопрос, тоже связанный с рабочими местами, но уже в районах непосредственно. Пожалуйста.

Журналист «Татар-информа»: Исямесез, Рустам Нургалиевич. В деревне нет рабочих мест, молодежь уезжает в город, как решить проблему? (Перевод с татарского.)

Минниханов: Я один не могу решить проблему. Нам надо в этом вопросе работать вместе. Если он работает в хозяйстве, у него есть работа. Но не все могут быть предпринимателями, для этого нужны способности, смелость. В то же время промплощадки, индустриальные площадки мы построили, и где-то это идет хорошо, во многих у районных руководителей не хватает к ним внимания. Поэтому, с моей точки зрения, в сельскохозяйственных районах нужно создавать условия для овладения профессией. С нашей точки зрения, такие возможности есть. Конечно, если будет хорошая работа, достойная зарплата, то молодежь будет оставаться на селе. Если мы не создадим условий, то он даже, если не найдет что-то в Казани, никуда не уедет, будет болтаться в Казани. Но ведь тебя и в Казани не ждут, у тебя должны быть способности, какая-то профессия. Поэтому в данном направлении нам надо еще работать и работать. (Перевод с татарского.)

(В Буинске открыли носочную фабрику, продемонстрировали видео, после чего некая Ильсияр-апа задает вопрос.)

Ильсияр-апа из Буинска: Мы выпускаем носки, есть два станка. Когда снимали видео, то и тепла не было, но пришел новый глава и обещал его. Пользуясь случаем, мы передаем благодарность Рамису Рафисовичу. Сейчас мы носки продаем на буинском базаре, недавно стали работать с KazanExpress, но при работе с интернетом появляются трудности. Мы слышали, что специалист Юлиана Гордон ездит по районам и объясняет тонкости интернет-продаж. Есть просьба: можно ли провести с ней встречу в Буинском районе? Это было бы интересно всем предпринимателям района. (Перевод с татарского.)

Минниханов: Спасибо вам! Удачи, пусть ваши носки носят с удовольствием! Как износятся — пусть опять новые купят. Раз из Буинска — ходи в буинских носках! Вот у нас у Сафарова жена из Альметьевска, так он альметьевские носки носит, а тот, кто из Буинска, — пусть… Во-вторых, вы правильно сказали про маркетплейсы, у нас по ним работа идет. Мой помощник Абдулганиев Фарид ведет работу по ним. Специалист Гордон была очень полезной. Я дам указание провести учебу и в Буинске. Поможем, успехов вам! (Перевод с татарского.)

Галимова: Мы возвращаемся обратно. Уже есть такие вопросы, связанные с более такой строительной областью, с отраслью на дорогах. Вопрос есть у «Реального времени». В прошлом году тоже вопрос поднимали они, связанный с жилищным строительством. Вот сегодня тоже хотели бы эту тему продолжить. Пожалуйста, Сергей Кощеев. Покажись, Сережа.

Сергей Кощеев, «Реальное время»: Всем добрый день. Добрый день, Рустам Нургалиевич. Год назад ровно мы с вами обсуждали цены на жилье в Казани, которые улетели в космос, так сказать, еще тогда, а сейчас тоже уже просто кажется, что 150–200 тысяч рублей за квадратный метр — это довольно много. Вопрос на самом деле серьезный. Я лично ваше мнение хотел узнать по поводу того, не считаете ли вы, что на рынке сейчас образовался уже ценовой, может быть, ипотечный пузырь с платежеспособностью отложенной. И самое важное, наверное, что я хотел у вас узнать, — ваше личное мнение еще по поводу того, стоит ли сейчас покупать жилье тем людям, у кого родились дети, если они хотят расширяться или еще что-то. Или ждать, что будет в следующем году?

Минниханов: Покупать надо было вчера, и сегодня тоже нужно покупать. Да, цены выросли, но в первую очередь это [коснулось] Казани. Другие наши населенные пункты, города — там ситуация намного стабильнее. Здесь есть несколько поводов. Казань очень привлекательна, все скупают. У нас есть программа социальной ипотеки — там, по-моему, если я не ошибаюсь, 55 или 53 тысячи рублей за квадратный метр. Эта программа работает.

Есть несколько вещей, которые очень серьезно повлияли в том числе и на ценообразование. Тут и пандемия. Огромное количество людей-мигрантов работали на стройках. Их не оказалось — пришлось повысить заработную плату, это раз. Второе — налоговая инспекция очень хорошо работала. Все строители работали на разных схемах — там обналичка, там это… Государство сделало хорошую штуку — привели в порядок, все движения, контрагенты видны. Но, с другой стороны, вот эти проценты, которые надо платить… За это платит житель. Ну и еще, мы рынок материалов не удержали, это общегосударственная задача. Я считаю, что в данной части надо более жестко контролировать все эти вещи. Даже что касается нашей категории — песок, местные материалы, — пытаются завысить. Я думаю, что и по металлам сейчас какие-то договоренности будут другие, по цементу тоже. Все это отразилось.

А то, что жилье надо покупать, — дешевле 100 процентов не будет. Тем более ставка льготная сейчас осталась только для тех категорий, которые уже определены. Мы должны в первую очередь найти форму поддержки молодых и многодетных семей, тех, кто не имеет жилья. Мы там квадратный метр создаем, но эти квадратные метры покупают богатые люди, так как им надо куда-то вкладываться. Вроде метр есть, а движения в части того, что нуждающаяся категория [остается без жилья]… Я сам в этом плане тоже, будучи в комиссии Госсовета Российской Федерации, недорабатываю. Мы должны всеми путями эти категории сохранить, к ним применяется льготный подход. Даже есть те категории, которые [следовало бы расширить]. Молодой ученый, у него денег нет, но ему надо жилье дать, иначе он за границу уедет. Нужно создавать служебное жилье. То есть без поддержки государства эти вещи не будут работать. Нам надо несколько пересмотреть не только метры, но и то, как мы будем поддерживать льготные категории. У вас жилья нет пока?

Кощеев, «Реальное время»: Жилье есть. Но поменять его уже не получается.

Галимова:Подумывает купить еще одно, раз спрашивает.

Минниханов: У нас есть социальная ипотека. Благодаря этой программе мы многие вопросы снимаем, но 100 процентов не решаем. Самое главное — в начале жизненного пути, при формировании семьи, надо дать возможность человеку как-то свой угол создать. Хорошая формула — эти малосемейки. Он начинает жизненный путь, а потом уже [покупает свое жилье]. А если у него нет ничего, то и шансов нет.

Будем работать, чтобы поднимать доступность. Льготная ипотека на вторичном рынке… В первую очередь первичный должен быть, новые же застройки. Также мы должны понимать, кому эту льготную ипотеку даем. Не всем, а какой категории и в каких объемах. Я думаю, что от этого государство беднее не станет, оно будет более устойчивое и богаче в будущем. Но это надо все равно очень серьезно проработать.

«Сегодня вы попробуйте проехать по М7 — она забита. Поэтому… Никогда на моей памяти такой объем дорог [еще не строился]»

«Татнефть» в Туркменистане и снова дороги

Галимова: Спасибо большое. Тоже стройка, но дороги. Пожалуйста, «РБК-Татарстан», Алексей.

Алексей, «РБК-Татарстан»: Рустам Нургалиевич, у меня вопрос по дорогам. Вы, значит, подробно рассказали о том, что будет строиться у нас и в Казани, и в Татарстане. И мы все это тоже знаем, как вы верно подметили. Но мой вопрос: по вашему мнению, достаточно ли действующей транспортно-логистической системы, в том числе того, что будет построено, для развития маркетплейсов, например?

Минниханов: Я считаю, недостаточно, потому что экономика будет расти. Любая дорога дает рост территорий. Вот вы помните, мост через Каму сделали? Закамские районы стали совершенно другими. Пройдет у нас трасса М12. Она даст очень серьезный толчок к развитию. Сегодня вы попробуйте проехать по М7 — она забита. Поэтому… Никогда на моей памяти такой объем дорог [еще не строился]. Представляете, в конце 2023 года – к 2024-му мы должны сдать М12! И не только М12, но еще и обход Челнов, и М7, дойти до Екатеринбурга! Это огромные ресурсы, которых только по республике нашей плановые 160 [миллиардов]. По М12 надо будет индексацию еще сделать, материалы поднялись в цене, зарплаты. В 90 или 80 миллиардов обойдется обход Челнов. Плюс мы сейчас начинаем активную работу по дороге Алексеевск – Альметьевск, то есть Шали – Бавлы.

Сегодня страна приняла решение вкладываться в транспорт: высокоскоростная дорога до Санкт-Петербурга, на юге, Кавказе и так далее. Я считаю, что это большие инвестиции, но наша страна нуждается в транспортных артериях, вы правильно говорите. И этого недостаточно. Надо больше. Нужно развивать аэропортные комплексы, железнодорожные маршруты — все это должно быть в развитии. Но то, что сегодня делается, очень много.

Алексей, «РБК-Татарстан»: На ваш взгляд, это должны быть именно дороги, железные дороги либо уже рассматривается возможность организации каких-то воздушных коридоров для беспилотников?

Минниханов: Все должно быть не последовательно, а параллельно. Все эти вещи. Тут и речной транспорт надо усиливать, и железнодорожный, и трубопроводный. Как только это будет — инвестиции придут и люди. Дорога есть — человек станет жить, дороги нет — никто там не живет, никаких возможностей нет. Поэтому наличие инженерно-транспортной инфраструктуры — это залог перспективы развития.

Галимова: Спасибо, у нас традиционно есть интерес к теме нефтедобычи. Пожалуйста, «Интерфакс».

Альберт Фахрутдинов, «Интерфакс»: В апреле по итогам вашей встречи с вице-президентом Туркмении Сердаром Бердымухамедовым сообщалось, что руководство Татарстана считает перспективным возможное участие «Татнефти» в разведке на шельфе туркменского сектора Каспия. Ведутся ли переговоры об участии «Татнефти» в разведке шельфа Каспийского моря в Туркмении или в настоящий момент это по-прежнему не более чем перспективная идея? И еще один вопрос, если позволите. Когда Татарстан сможет выйти на допандемийный уровень добычи нефти и какие прогнозы на 2022 год?

Минниханов: Начну со второго. Завтра ограничения снимут — тогда через три месяца Татарстан без проблем, если надо, допандемийный уровень возьмет по добыче. Технологии, ресурсы, люди — все это позволяет сделать. Никаких у нас проблем нет.

Что касается Туркмении, то у нас тесные, хорошие контакты с руководством этой страны. У нас две компании очень серьезно работают: «КЭР-холдинг» и «Группа ГМС». Очень хорошо работает компания «КАМАЗ», она всегда успешно работала в Туркменистане, и наши машины там хорошо представлены. Очень активно работает и «Татнефть»: поставки нефтегазового оборудования, сервисные работы. Уважаемый президент Туркмении Гурбангулы Мяликгулыевич всегда поддерживает наших нефтяников.

Что касается работы на шельфе — да, нам интересно, но мы пока до этой темы еще не дошли. Если такая возможность будет, с большим интересом готовы подключиться к этой работе. А так по нефтяной тематике работа идет хорошая.

«Ярмарки и дальше будут проводиться. Сам посещаю их с председателем правительства»

Женщины во главе республики, судьба сельскохозяйственных ярмарок, парки и юные таланты

Галимова: Спасибо большое. Рустам Нургалиевич. В эти дни итоговые пресс-конференции проходят везде и в других субъектах Российской Федерации. У нас есть вопрос от Алии Хайрутдиновой с ТНВ.

Алия Хайрутдинова, ТНВ: Здравствуйте, Рустам Нургалиевич! Да, на днях прошла пресс-конференция Рамзана Кадырова, и тогда ему задали вопрос, сможет ли женщина возглавить Чеченскую Республику. Он четко ответил, что нет, не сможет, возглавить может только мужчина. Вот вы как считаете?

Минниханов: Ну во-первых, я с большим уважением отношусь к Рамзану Ахматовичу. Не могу его не поддержать чисто по-братски. Но, с другой стороны, я должен сказать, что есть Всевышний. Или вы говорите, что его нет? Всевышний нам предопределил, кто должен воевать, кто семью обеспечивать, кто детей рожать. Я думаю, что Рамзан Ахматович исходил из этого посыла. Мы настолько любим загружать женщин… А главные функции женщины — дети, семья.

Что касается того, что сказал Рамзан Ахматович, я уверен, это не то что женщина не может, а просто у нее другие задачи. Я знаю, как он относится к женщинам, к своей матери. Как человек к женщине относится, надо смотреть по тому, как он относится к своей матери. Рамзан Ахматович в этом вопросе молодец, потому я его поддерживаю.

Галимова: Спасибо большое! У нас от телекомпании «Эфир» есть короткий сюжетный вопрос, пожалуйста.

(Воспроизводится видео с опросом жителей о сельскохозяйственных ярмарках.)

Журналист, «Эфир»: В выходные завершились ярмарки, в этом году прошли последние. Многих сразу заинтересовал вопрос, будут ли они в следующем году продолжены, потому что цены росли в течение года не только на жилье, но и на продукты, и ярмарки позволили осенью сделать запасы пенсионерам хоть какие-то. Многие боятся дефицита продуктов, и здесь вопрос: не грозит ли республике продовольственный кризис, какие адресные социальные меры поддержки пенсионерам и социально незащищенным слоям населения вы считаете эффективными на данный момент и что, может быть, можно придумать в следующем году? Потому что люди говорят, что жизнь заметно дорожает. Спасибо.

Минниханов: В советское время уже начинались эти ярмарки. Но тогда ресурсные возможности были меньше. Я сам в системе потребкооперации работал, потом главой был. Как ярмарки организуются, что там делается — я сам все знаю. И, конечно, всегда это начинание поддерживаю, чтобы не только в Казани, но и в других городах наши селяне могли привезти и продать свою продукцию. Для них это рынок, возможность получить доход, а с другой стороны, мы субсидируем транспортные затраты. Это тоже некая скрытая поддержка городского населения. Кто идет на рынок? Это в основном наши взрослые люди. Там продукция качественная, нашего собственного производства.

Ярмарки и дальше будут проводиться. Сам посещаю их с председателем правительства. За соответствующий вопрос отвечает министр сельского хозяйства, вице-премьер. Мы в основном слышим очень много позитива. В районах проводят мероприятия, подходят к вопросу творчески. Очень благодарен руководству наших городов, особенно Казани, и руководителям районов.

Что же касается взрослого населения — об этом и президент страны говорит — оно должно найти поддержку. Мы тоже в этом плане будем работать, но не зря говорю: того, кто приезжают из районов, мы стимулируем. Будем думать, какие еще меры поддержки нужны для взрослого населения. Помните, во время пандемии появилась категория людей, которые делали продуктовые наборы? Это очень помогло на самом деле. Будем и дальше развивать такое.

Галимова: Спасибо, Рустам Нургалиевич. У нас есть еще вопрос от молодежи. С нами на связи Ирек Ризаев, участник Олимпийских игр в Токио. Он сейчас находится на Урале.

Минниханов: Общались на днях.

Ирек Ризаев, велоспортсмен: Рустам Нургалиевич, здравствуйте. Благодаря вашему участию набережная Казани и экстрим-парк «Урам» стали местом притяжения для казанцев и гостей столицы. Набережная постепенно становится единым целым, чуть ли не главной изюминкой города. Слышал, планируется дальнейшее благоустройство набережной. Скажите, пожалуйста, что планируется?

Минниханов: У нас планы большие по республике. Этим Наталия Львовна занимается. По Казани хотим 12 парков сделать. В первую очередь это спортивный «Манзара» и «Русско-Немецкая Швейцария». По этим направлениям работа идет. Уверен, первый спортивный мы постараемся сделать, такие очень востребованы. Мы должны создать условия, чтобы в каждом микрорайоне были какие-то возможности: время есть — вышел и пообщался с другими, походил, какие-то услуги получил. Будем двигаться вперед. Ты, главное, береги себя! Ты наше достояние, гордимся тобой!

Ризаев, велоспортсмен: Хотелось бы посмотреть вживую на результаты.

Минниханов: Главное, аккуратнее. С наступающим!

«Если бы тот же Клишас приехал в наш парламент, встретился, объяснил, думаю, позиция была бы другой»

О судьбе президентства и татарского языка

Галимова:Рустам Нургалиевич, а теперь самый популярный вопрос, который поступает на эту пресс-конференцию. Пусть его задаст агентство «Татар-информ». Пожалуйста, вам слово.

Алексей Угаров, «Татар-информ»: Рустам Нургалиевич, Госдума приняла закон о публичной власти. С одной стороны, убрали губернаторские сроки, с другой — запретили использовать слово «президент» в названии руководителя региона. Татарстан голосовал за президента. Как теперь республика будет исполнять этот закон?

Минниханов: Вы знаете, закон уже принят. Позиция нашего парламента была известна. Есть сложившиеся исторически вещи, которые присутствуют. Мы должны уметь слушать друг друга. Когда шла работа по внесению изменений в Конституцию, создавалась комиссия, куда вошли много авторитетных людей, соответственно, очень позитивно эта процедура прошла.

А в части этого закона — не только же наши депутаты [выступали против], там 60–70 депутатов проголосовали. Хотя если бы тот же Клишас приехал в наш парламент, встретился, объяснил, думаю, позиция была бы другой. Понятно, что закон принят. Мы законопослушные люди. Так получилось, что наш голос не услышали

Угаров, «Татар-информ»: Рустам Нургалиевич, можно уточнение? Закон очень серьезный. Там речь идет и о согласовании ключевых министров, и о трансформации муниципальных органов власти. Вот ваше мнение?

Минниханов: Во-первых, согласование министров уже есть. По большому счету, когда министр в правительстве говорит, что муниципальные полномочия — его отрасль, ну что это такое? У нас министр один в Татарстане. То же самое и в стране. Федеральный министр отвечает за все. Он, согласовывая с нами кандидатуру, берет на себя ответственность, что вся система будет работать. Посмотрите, какие сегодня планы по нацпроектам, какие ресурсы [задействованы]. Понятно, у нас, в Татарстане, кадровых проблем нет. Многие наши коллеги работают в федеральном правительстве на высших должностях. У нас очень большой кадровый резерв, который мы готовим у себя. Потому данная часть для нас совершенно безболезненна. Это, наоборот, мы сможем от наших федеральных коллег требовать. Вот вы согласовали — так давайте, не просто там отчеты писать, вы несете ответственность, вы согласовали эту кандидатуру. А у нас есть подготовленные люди — выбирайте, кого хотите. У нас кадрового голода нет.

Вы, наверное, хотите сказать, что президент страны может отстранить главу субъекта Федерации? Вот глава субъекта, он всенародно избранный. Ну да, может, он же глава государства. И он тоже всенародно избранный жителями всей страны. Потом, если тебе глава государства не доверяет, он что, должен объяснять, почему тебе не доверяет? Значит, не умеешь работать. Ты должен взаимодействовать и с федеральной властью. Если тебя выбрали — значит, ошибочно. Будут ведь следующие выборы — вот население и отдаст свой голос более подготовленному. Поэтому здесь я никаких проблем не вижу. Одна тема, которая была связана с нашей историей, — она есть как есть.

По закону о муниципальном самоуправлении, я считаю, нам нужно активно подключиться. Закон этот, наоборот, очень нужен. Мы же не против него. Просто есть некое видение нашего парламента. Никто же не приехал. Мог бы Клишас в наш парламент приехать, встретились бы. Не было обсуждения многих вопросов. Поэтому то, о чем вы говорите, вообще не обсуждается. А муниципальную власть, да, надо реформировать. Была большая ошибка, когда сделали двухуровневую систему муниципалитета. Но здесь тоже надо сделать так, чтобы потом не переделывать, через какое-то время. Мы активно к той теме будем подключаться. Саму идею мы поддержали, а внутреннее содержание надо проработать. Люди, которые пишут… В муниципалитете не работали! Я работал. Ну спроси такого человека, это будет более эффективная работа. Думаю, мы найдем общие подходы.

Галимова: Спасибо, Рустам Нургалиевич. У нас время неумолимо заканчивается. Мы пообщаемся еще за обедом, но одно включение хотелось бы уже сейчас сделать. У нас на связи Япония. Есть такой человек — Юто Хашияма. Он японец, но победил в олимпиаде по татарскому. Он блестяще владеет татарским языком. У него есть вопрос. Юто, здравствуйте! Вам слово!

Юто Хашияма, мальчик из Японии: Добрый день, Рустам Нургалиевич, благодаря вам укрепляются отношения между Японией и Татарстаном. Три года назад в Токио открылось торговое представительство Татарстана, мы благодарны этому. С каждым годом растет количество интересующихся татарским языком и культурой. Для культурных взаимоотношений мы думаем над созданием татаро-японской культурной организации. Что вы думаете о перспективах взаимоотношений Татарстана и Японии? (Перевод с татарского.)

Минниханов: Мы поддерживаем такое мнение. Во-первых, мы гордимся вами. Вы, японец, так хорошо говорите по-татарски, некоторые татары так не могут разговаривать. У нас планы с Японией большие, там у нас и представитель есть, хотя его будущее надо еще пересмотреть. Многие наши проекты связаны с японскими компаниями. Если в дальнейшем японские парни и девушки будут развивать татарский язык в Японии, мы поддержим. У нас ведь там достаточно много татар проживало, потом они уехали в Турцию, Америку. Поэтому если мы данный вопрос запустим, то было бы хорошо. Большое вам спасибо за такое отношение к татарскому языку, татарской нации, мы гордимся такими парнями. Если уж японец так хорошо по-татарски может высказать свою мысль… (Перевод с татарского.)

Галимова:Рустам Нургалиевич, я предлагаю пойти на обед. Мы очень плотно поработали, а там продолжим наше общение в неформальной обстановке. Коллеги, благодарю! Сделаем общее фото.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *